Archiprix Russia


 
 
...

Оскар Мамлеев: «Основной акцент и надежда – на молодых»

Оскар Мамлеев о своем кураторском проекте «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество» 2014.

Оскар Мамлеев. Фото предоставлено архитектурной школой МАРШ
Архи.ру:
– Как вы решили стать куратором выставки в составе «Зодчества»? И какая основная идея у вашей экспозиции?

Оскар Мамлеев:
– Распространено восприятие этого фестиваля как очень традиционной «выставки достижений народного хозяйства», и я сам относился к «Зодчеству» так же. Но мне нравятся Андрей и Никита Асадовы – очень энергичные люди и очень разные. Когда я узнал, что в этом году они курируют фестиваль, и познакомился с их концепцией, я согласился принять участие, так как всегда стараюсь поддерживать тех, кто пытается внести новизну в годами неизменные стереотипы.

Предполагается, что в фестивале, приуроченном в этот раз к столетию конструктивизма, будет три раздела – о прошлом, настоящем и будущем российской архитектуры. Что такое прошлое, мы знаем, настоящее мы можем сейчас видеть вокруг нас, а будущее –сложный вопрос. Мне поручили раздел с условным названием «Будущее. Метод». На самом деле, вопрос «Что такое архитектура будущего в России?» несколько риторический, и иные коллеги на него отвечали мне с большим удивлением, причем удивление вызывала сама идея о специфике российской архитектуры. Так, один немецкий архитектор, с которым я согласен, возразил, что в XIX веке что в Вене, что в Москве, что в других европейских городах существовали похожие тенденции на каждом этапе, от ампира до стиля модерн. А мы в России всегда пытаемся найти свою специфику не только в архитектуре, но и во всех остальных сферах.

Если говорить серьезно, то будущее наше – это молодежь, студенты, молодые архитекторы. Все будет зависеть от того, насколько они будут правильно научены, насколько ответственно и с пониманием они будут подходить к своей профессии. Какие они будут, такой будет и наша жизнь, и наша архитектура. А если говорить с улыбкой, то я вспоминаю книгу Георгия Голубева «Подземный урбанизм», где первой иллюстрацией идет картина 1906 года под названием «Москва 1966 года». Она очень смешная: чуть модернизированные машины начала XX века, дирижабли. И так же сложно предсказать при все ускоряющихся, происходящих в геометрической прогрессии изменениях, что в действительности нас ждет завтра. Технологии очень быстро развиваются, что сильно влияет на архитектуру.

 
Не только работа...Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Тогда что же вы будете показывать на своей выставке?

– Первый раздел – «Метод» – посвящен трем, с моей точки зрения, наиболее характерным учебным мастерским – ТАФ и архитектурному колледжу Александра Ермолаева, школе МАРШ Евгения Асса и самарской мастерской Сергея Малахова и Евгении Репиной. Конечно, есть замечательные педагоги и в Московском архитектурном институте, но они работают по методике, придуманной много лет назад и очень сложно меняющейся: их порой даже критикуют за то, что они нарушают порядок, который царит в МАРХИ. А из названных мной трех мастерских каждая имеет свою оригинальную методику, и именно потому мне хотелось показать именно эти учебные центры.

Вторую часть выставки можно с иронией назвать «Провокация». Есть такие архитекторы как Александр Бродский, чьи работы вызывают улыбку: глядя на них, можно предположить, что в будущем мы будем собирать на помойке старые рамы и из них строить водочные павильоны. Кроме Бродского, я задал вопрос об архитектуре будущего замечательной компании – «Обледенению архитекторов», Василию Сошникову, молодым архитекторам – участникам и победителям конкурса NEXT и других важных конкурсов. Будут также показаны очень интересные эскизы Левона Айрапетова и Валерии Преображенской к их павильону России на ЭКСПО-2010 в Шанхае. Понятно, что при реализации некоторые первоначальные идеи, нюансы были утеряны, и потому очень интересно посмотреть на те первые наброски – как авторами трактован образ России. Завершающий раздел экспозиции – это ответы известных российских и зарубежных, именитых и молодых архитекторов на вопрос – что такое архитектура будущего.

Однако мне хочется, чтобы экспозиция получилась живой. Я хочу пригласить студентов из нескольких городов, которые бы в течение трех дней фестиваля поработали над образом будущей архитектуры России. Я очень рассчитываю на этот живой семинар, потому что у нас уже есть опыт прошлого лета, когда на фестивале «Арт-Овраг» в городе Выкса мы пригласили ребят из нескольких архитктурных школ. И они в течение пяти дней «с нуля» сделали очень интересные предложения по теме фестиваля.

 
С голландским архитектором Раулем Бунсхоттеном в архитектурной школе Дюссельдорфа. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Но как именно соотносятся тема метода и тема будущего – ведь, судя по вашему замыслу, выставка охватит более широкие пласты, чем архитектурное образование?

– Мне хотелось, чтобы эта выставка и ее основная идея не были прямым ответом на вопрос про российскую архитектуру будущего. Это, скорее, постановка вопроса, заставляющая задуматься и каждого ответить по-своему. Ведь мнения опрошенных мной архитекторов тоже разнятся: каждый «респондент» затрагивает свой аспект. И это как раз получается очень педагогично, когда мы не говорим, что это должно быть только так и никак иначе. На самом деле преподаватель – это не ментор, который говорит студенту, как надо делать, чтобы тот беспрекословно исполнил его наставления. Педагог – это навигатор, который направляет студента в определенную сторону, постоянно заставляет его думать, искать решения. Хотелось бы, чтобы в этом разделе соблюдался этот принцип, чтобы люди посмотрели выставку и впитали в себя то, что они там увидели, где-то улыбнулись, где-то задумались и сделали свой вывод. Это гораздо важнее, чем ставить их перед фактом.

 
Проектный семинар в Германии. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Кто же будут эти люди, которые будут размышлять над вашей экспозицией?

– Она обращена ко всем, кто интересуется архитектурой, но в первую очередь – к молодежи.

– К архитектурной молодежи?

– Не только к ней. Я вижу, как успешно функционирует институт «Стрелка», где люди совершенно разных профессий, закончившие разные институты, получают сумму разнообразных знаний. И, точно так же, любым креативным людям было бы интересно посмотреть эту выставку, получить информацию и сделать вывод.

 
Студенты МАРХИ в Стокгольме. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– То есть это обращено к «аудитории будущего»?

– Да. Основной акцент и надежда – на молодых.

– Как ваша выставка – и вы сами – относитесь к теме «Зодчества»  нынешнего года – «актуальное идентичное»? 

– Я не очень понимаю смысл поиска идентичности российской архитектуры. Я не могу представить себе, чтобы все архитекторы работали в одном ключе и воплощали собой некую российскую специфику, какая бы она ни была – хорошая или плохая. Есть российские архитекторы, имеющие «свое лицо» и отличающиеся от западных коллег –Александр Бродский, Алексей Бавыкин, Левон Айрапетов, неоклассики… Мне кажется, что идентичность заключена в персоналиях, каждая из которых представляет из себя что-то необычное. Корни и среда обитания могут породить архитектуру конкретных архитекторов-индивидуальностей, а не общий для всех «знаменатель». Если говорить обо мне, то у меня любимыми архитекторами были и остаются Юрий Григорян и Сергей Скуратов. Я не скажу, что они специфически российские архитекторы, это архитекторы очень высокого европейского уровня, и я очень люблю и их лично, и их архитектуру.

 
Со студентами Шведского Королевского Университета. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Следует ли сейчас искать идентичность и уникальность или логичнее было бы сосредоточиться на качестве жизни? Или на общечеловеческих проблемах, забыв про своеобразие?

– Логичнее сосредоточиться как раз на качестве жизни и на общечеловеческих проблемах. О своеобразии, наверное, не стоит забывать, но посвятить себя при этом созданию комфортной среды обитания. Прекрасные новые жилые районы в Хельсинки и Стокгольме – это для меня идеал. Там нет ничего такого, что бы потрясало с точки зрения архитектуры, но качество среды там очень высоко. И вот альтернатива: я только что был в Баку, видел Центр Гейдара Алиева Захи Хадид, для Азербайджана довольно странный объект, хотя Хадид, безусловно, замечательный архитектор. Но меня потрясло другое сооружение – 
«Пламенные башни», спроектированные международной фирмой HOK как символ Азербайджана. Когда со стороны набережной смотришь на город, спокойная застройка поднимается в горы, и вдруг – такой кракен, который готов поглотить Старый Баку. Особенно вечером, с динамической подсветкой – это жутковатое зрелище. Конечно, архитектуру нужно делать более гуманной.

– В чем особенность, уникальность вашего метода? 

– Особенности, а тем более уникальности у моей методики нет. Как и мастера-педагоги, которые будут представлены на выставке, я считаю, что самое главное – это воспитывать творческих, думающих и ответственных людей.
 
Семинар с немецким архитектором и инженером Вернером Зобеком. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым
Семинар с немецким архитектором и инженером Вернером Зобеком. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым
беседовала: Нина Фролова
17.11.2014 
 

 

НОВОСТИ

2017-10-18
2015-03-14