Archiprix Russia
Русский English

ИТОГИ КОНКУРСА 2015

В октябре 2015 года в г. Железноводске состоялся очередной смотр-конкурс дипломных работ Архитектурных ВУЗов России.

В рамках смотра работало объединенное жюри Archiprix Russia и Фонда Я.Чернихова. 

Критериями оценки были концептуальная, новаторская ценность и высокое графическое мастерство.

 
В состав жюри вошли:
Мамлеев Оскар, проф. МАРХИ и МАРШ, директор Российского регионального отделения ARCHIPRIX
Чернихов Андрей, президент фонда им. Я. Чернихова
Муратов Алексей, партнер КБ Стрелка
Ликин Дмитрий, партнер бюро WOWHAUS
Шулика Татьяна, проф. зам. зав. кафедрой МАРХИ
Саморогов Виталий, проф. зав. кафедрой СамГАСУ

Подведение итогов. Председатель жюри АRCHIPRIX Оскар Мамлеев., председатель МООСАО Сергей Бровченко, зав. кафедрой Нижегородского Университета Анна Гельфонд.
 
Дипломами Archiprix Russia были награждены следующие проекты:
1. Аномия как новый инструмент городского развития
Юлия Заречкина / Уфимский государственный нефтяной технический университет
Руководитель: проф. Баймуратов Р.Ф., доц. Баймуратова С.Х.
 
2. Историческая эволюция и современные подходы к проектированию городских рынков
Алина Георгиевская / Самарский государственный архитектурно-строительный университет
Руководитель: канд. архитектуры, проф. Данилова Э.В. доцВальшин Р.М.
 
3. Международный арт-центр в составе кластера театрального, музыкального и визуального искусства "The NEXT Helsinki”
Артем Скалкин / Московский архитектурный институт (Государственная академия)
Руководитель: рук. проф. Шутиков А.В., доц. Перекладов А.А., доц. Киселев В.В.
 
4. Гостиничный комплекс бизнес-класса в Самаре
Татьяна Спиридонова / Самарский государственный архитектурно-строительный университет
Руководитель: проф. Пастушенко В. Л., доц. Рыбачева О. С.
 
5. Научно - исследовательской магнитометрической станции в экстремальных условиях Арктики
Аюна Митупова / Московский архитектурный институт (Государственная академия)
Руководитель: проф. Кулиш В.О., ст.преп. Самойлова Н.И., констр. Ермолов В.В.
 
Оскар Мамлеев и член жюри зав. кафедрой Самарского Университета Виталий Самогоров.
 
На смотр было представлено определенное количество грамотных, профессиональных работ, но ни одна из них не соответствовала условию креативности, открывающей новые горизонты архитектурного мышления.
Поэтому премию фонда Я.Чернихова жюри решило не присуждать.
 


ИТОГИ КОНКУРСА 2015

Подведены итоги второго Национальный смотр-конкурса лучших дипломных работ по архитектуре, градостроительству и ландшафтной архитектуре Archiprix Russia 2015.

В конкурсе приняли участие проекты из 11 разных архитектурных школ. 
Члены жюри:
Андрей Асадов (Соруководитель архитектурного бюро Асадова, г. Москва)
Ольга Алексакова (Партнер архитектурной мастерской Buromoscow, г. Москва
Борис Воскобойников (Партнер и ведущий дизайнер архитектурной студии «Nefaresearch»)
Алексей Муратов (Партнер КБ «Стрелка», г. Москва)
Николай Лызлов (Архитектурная мастерская Лызлова, г. Москва)
Наринэ Тютчева (Руководитель архитектурного бюро «Рождественка», г. Москва)
Сергей Чобан (Руководящий партнер архитектурного бюро SPEECH)
 
 
Известные архитекторы изучили все дипломные работы и отметили 6 наиболее интересных проектов по их мнению: 

1. Модульные мобильные станции для экокемпингов альтернатива туризма

Анна Лощилова / Московский архитектурный институт (Государственная академия)

Руководитель: Михаэль Айхнер

2. Яхт-клуб на Куйбышевском водохранилище в г. Тольятти

Екатерина Лебедева / Самарский государственный архитектурно-строительный университет

Руководитель: проф. Пастушенко В. Л., доц. Рыбачева О. С.

3. Концепция комплексного развития территории в Вологодской области

Екатерина Адрианова, Юлия Козлова, Юлия Павздерина / Вологодский государственный университет

Руководитель: Анисимов Л. Ю.

4. Концепция стихий в современной японской архитектуре

Ольга Жаркова / Нижегородский государственный архитектурно-строительный университет 

Руководитель: д. арх., проф. Гельфонд А. Л.

5. Развитие рекреационной зоны в пойме реки Студенец г. Тамбова

Александра Сухова / Тамбовский государственный технический университет

Руководитель: Леденёва Г. Л.

6. Город-холон, Город-холон. Концепция социально-пространственной структуры города

Алмаз Валиуллин / Казанский государственный архитектурно-строительный университет

Руководитель: Ахтямов И. И., Ахтямова Р. Х.

 
Поздравляем аторов проектов-победителей и желаем профессиональных успехов!
 
Авторам будут высланы дипломы Archiprix Russia

 



ARCHIPRIX RUSSIA запускает II Национальный смотр-конкурс лучших дипломных проектов по архитектуре, градостроительству и ландшафтной архитектуре

Archiprix Russia приглашает выпускников архитектурных ВУЗов страны принять участие во всероссийском конкурсе дипломных работ 2014 - 2015 гг.

Спецификой конкурса Archiprix является раскрытие в работах актуальной проблемы и предложение по ее решению.

Каждой архитектурной школе предлагается выслать на конкурс 3 своих лучших дипломных проекта, выполненных в 2014-2015 гг. По решению жюри будет отобрано 10 лучших работ. Все материалы должны быть высланы на электронную почту Archiprix Russia (archiprixrussia@gmail.com) не позднее 24.00 (по московскому времени) 31 марта 2015-го года согласно инструкции ниже в письме.

Инструкция для отправления проектов в ArchiprixRussia
Проект Вы можете выслать по этому адресу archiprixrussia@gmail.com с темой письма: «Проект для конкурса 2015.<Название ВУЗа>» не позднее 24.00 (по московскому времени) 31 марта 2015-го года.
В письме указывается:
1. Название ВУЗа
2. Название дипломного проекта
3. ФИО автора (авторов) проекта (полностью)
4. Год защиты диплома, с указанием бакалавриат, специалитет или магистратура
5. ФИО руководителей/ преподавателей (полностью)

К письму прикрепляются графические материалы и данные по проекту (либо дается ссылка для скачивания).
Список материалов и требования к ним:
1. Проект предоставляется максимум 8 планшетами в формате JPG размером не более 2Мб каждый (предпочтительна горизонтальная компановка каждого планшета). Каждый файл должен быть назван по принципу «1_<название планшета>», где 1,2,...8 – порядковый номер планшета.
2. Текстовый файл с описанием проекта в формате DOC  не более 300 слов.
3. Фото автора (авторов) проекта в формате JPEG размером не более 2Мб.
4. Если у Вас имеется видео ролик к проекту, Вы так же можете прикрепить его в письму, или дать ссылку для скачивания.

Просим серьезно отнестись к размеру файлов формата JPG не более 2 Мб каждый. В ином случае, мы не сможем опубликовать проект на сайте http://www.archiprixrussia.org


В будущее с надеждой

Итоги спецпроекта «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество»–2014 подводят его куратор Оскар Мамлеев и студенты – участники проекта.
Оскар Мамлеев
Оскар Мамлеев открыть большое изображение
Архи.ру:
– Какие вы ставили перед собой задачи как куратор?
Оскар Мамлеев:
– С самого начала основная задача виделась в том, чтобы не отвечать прямо – «что такое архитектура будущего в России», потому что это вопрос скорее риторический, и очень сложно дать на него адекватный ответ. Скорее, мы хотели дать повод задуматься о современном состоянии архитектуры и перспективах ее развития в России.
– Что, в итоге, было показано в рамках выставки?
По сравнению с первоначальным замыслом наша выставка была несколько скорректирована. Ее составили две экспозиционные части длиной 12 метров каждая. На одной из них были две фотографии: известный снимок студентов ВХУТЕМАСа с макетами и постановочное фото современных студентов в окружении макетов. Между ними были размещены ответы российских и зарубежных архитекторов на вопрос «Что такое в вашем понимании архитектура будущего?». Среди респондентов были руководитель бюро «Снёхетта» из Осло Хьетиль Торсен, Ким Нильсен из копенгагенского 3XN, немецкий инженер Вернер Зобек, наши архитекторы – Николай Лызлов, Андрей Чернихов, Наринэ Тютчева, Алексей Муратов, Левон Айрапетов и другие. Также там были высказывания молодых – победителей различных конкурсов: NEXT, «Умный дом» и т.д. Текст при этом чередовался с изображениями проектов международного конкурса Archiprix, который совпадал с нашей экспозицией по идеологии: там побеждают интересные, перспективные работы, предлагающие решения актуальных проблем.
Изображение предоставлено Оскаром Мамлеевым открыть большое изображение
Вторая часть экспозиции была посвящена архитектурному колледжу Александра Ермолаева, самарской мастерской Сергея Малахова и Евгении Репиной и школе МАРШ. Экспозиция Ермолаева показала методику, результатом которой является не столько проект, но нечто большее, наполненное интеллектуальным содержанием. Глядя на эту экспозицию, понимаешь, что молодых людей в колледже готовят к пониманию социальной ответственности профессии будущего.
Экспозиция раздела «Будущее. Метод» на «Зодчестве»-2014. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым открыть большое изображение
С таким же настроением воспринималась экспозиция самарцев. Малахов и Репина давно занимаются вопросами сохранения среды старого города, и их часть выставки рассказывала о том, что творится с исторической Самарой сегодня, как целыми районами сносятся старые постройки, и на их месте возводятся огромные, чудовищные сооружения. Ребята-студенты мастерской представили своеобразное эссе, где обозначили существующие проблемы города и ответили на вопрос: какой стимул нужен, чтобы не уезжать, а продолжать жить в родном городе. Должен сказать, что «Зодчество 2014» сильно отличалось от фестивалей предыдущих лет, когда просто показывали постройки и проекты бюро из разных российских городов. В этот раз мы не просто фиксировали сложившуюся ситуацию в отечественной архитектуре, но и получили информацию о понимании молодыми людьми своей ответственности за профессию.
Экспозиция раздела «Будущее. Метод» на «Зодчестве»-2014.
Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым
открыть большое изображение
Многим посетителям фестиваля понравилась экспозиция школы МАРШ: там были представлены дипломные работы ее первого выпуска, а также очень интересные макеты к проекту, заказанному Музеем современного искусства «Гараж». Заданием было спроектировать павильон к 100-летию российской выставки на Венецианской биеннале.
Экспозиция раздела «Будущее. Метод» на «Зодчестве»-2014.
«Елка» объединения «АрхКузница».
Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым
открыть большое изображение
Кроме того, мы показали две «татлиновские» елки объединения «Архкузница» – детища Петра Виноградова: варианты того, что ими было сделано прошлым летом в Выксе на фестивале «Арт-Овраг». Молодые архитекторы из бюро «Новое» поставили в центре нашей площадки экран с планом некоего города: когда зритель приближался к этому экрану, план постепенно превращался в фасады, а затем «выравнивался» в прямую линию: как будто ты уходишь в будущее и там растворяешься – элегантная работа.
Экспозиция раздела «Будущее. Метод» на «Зодчестве»-2014.
Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым
открыть большое изображение
– Но в рамках вашего проекта была не только «традиционная» экспозиционная часть, но и семинар?
– Да, на этой же выставочной территории мы провели семинар, в котором приняли участие ребята из Казани, Самары и Москвы. Им тоже была поставлена задача – высказаться на тему «Что такое архитектура будущего в России?». Там было три команды. Самарцы, как и в случае с экспозицией мастерской Малахова и Репиной, показали ряд острых проблем своего города, а в итоге представили предложение по гуманизации среды.
Очень интересно выступила группа с кафедры «Дизайн среды» МАРХИ. Они не делали конкретного проектного предложения, решив, что попытки представить архитектуру будущего на отдаленный период при таком быстром темпе развития, как сейчас, могут вызвать лишь улыбку. Студенты сочинили историю под названием «Исповедь одного архитектора», разобрав различные ситуации в городе N-сква и с сарказмом описав все его проблемы: отношение к памятникам архитектуры, заигрывание государства с церковью, также они «прошлись» по проблемам дефицита общественных пространств, транспорта и т.д. Вот цитата: «Псевдоолигархи заказывают псевдотворцам из псевдозарубежа псевдоархитектуру за псевдоденьги для псевдохорошей жизни». А заканчивается все это исповедью другого архитектора, который, упомянув, что он «неправильный» архитектор, описывает, как на самом деле надо работать – по-честному. Эта команда оформила свою работу как брошюру, которую, я надеюсь, мы еще опубликуем.
Саида Бакаева, Андрей Лобанов, Дарья Макеенко, Дарья
Свистова. «Мегаполис» – работа, созданная в рамках
семинара на выставке «Будущее. Метод»
открыть большое изображение
Саида Бакаева, Андрей Лобанов, Дарья Макеенко, Дарья
Свистова. «Мегаполис» – работа, созданная в рамках
семинара на выставке «Будущее. Метод»
открыть большое изображение
– Как понимаю, было особенно важным соединить выставку с более «реактивной», творческой и образовательной составляющей?

 

– Началось все с того, что кураторы «Зодчества»-2014 Андрей и Никита Асадовы выразили надежду, что наш проект может получиться живым, потому что статичные экспозиции можно посмотреть и не все понять, а «активный» проект дает пространство для реакции и отклика. Моим помощником на семинаре был Егор Орлов, выпускник КГАСУ, автор очень интересной дипломной работы «Киберотопия. Смерть аналоговых городов», которая тоже вошла в нашу экспозицию. Я пригласил Тотана Кузембаева, Юрия Виссарионова, Николая Лызлова, Сергея Малахова, которые приняли участие в обсуждении семинарских проектов. Для студентов также была важна сама атмосфера диалога, общение с известными мастерами.
Презентация работы на семинаре, прошедшем в рамках
выставки «Будущее. Метод».
Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым
– Из вашего кураторского замысла получается, что будущее – это молодежь, новые архитекторы. А как вы, как педагог с большим стажем, оцениваете уровень оптимизма среди молодежи? Готовы ли они пытаться изменить мир к лучшему?

 

– Сейчас, конечно, поводов для оптимизма и у молодых ребят, и у умудренных опытом архитекторов не очень много. Но очень важно понимать, что, если бы люди не пытались высказать свое мнение о настоящей ситуации и не демонстрировали свою социальную активность, то нельзя было бы и говорить о том, что у них есть оптимизм. Такие действия уже служат стимулом, дают надежду на то, что люди будут противостоять странным событиями, порой происходящим вокруг нас, и одна из самых серьезных проблем – это непрофессионализм. Есть надежда на изменения к лучшему. В этом плане молодые архитекторы – оптимисты, хотя вслух они говорят о грустном. Важно то, чтобы педагоги, мастера своего дела, опытные архитекторы не только передавали студентам профессиональные, ремесленные навыки, но и воспитывали у них понимание того, где и как они живут, чтобы молодые архитекторы своими работами старались если не улучшить, то хотя бы не ухудшить город.
Экспозиция раздела «Будущее. Метод» на «Зодчестве»-2014.
Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым
– Наши молодые архитекторы – неужели все они имеют активную социальную позицию? 

 

– Нельзя сказать, что все. Когда я работал в жюри конкурса, проходившего в преддверии «Зодчества», то видел работы студентов и молодых архитекторов. Раздел молодых архитекторов выглядел довольно тоскливо. Я считаю, что в будущем стоит изменить фестивальную идеологию. Просто показывать реальную ситуацию, никоим образом ее не комментируя, неправильно. У нас есть масса интересных молодых ребят, я очень люблю молодежь и стараюсь поддерживать любые их начинания. Если бы эти архитекторы тоже принимали участие в «Зодчестве», то и у нас было бы больше оптимизма.

 

Со студенческими работами дело обстоит лучше, но, как всегда, есть известные лидеры среди школ, которые и на смотрах-конкурсах отличаются в лучшую сторону от остальных. Но их не так много, и в итоге не набирается достаточно интересных работ, которые стоит рекомендовать для показа на выставках, награждения дипломами и т.д.

 

– Вы упомянули талантливых молодых архитекторов, которые не подали свои работы на «Зодчество». Почему же они решили не участвовать?

 

– Это распространенная позиция, не только у этих молодых людей. Я сам лет пять вообще не ходил на «Зодчество», потому что там постоянно показывали одно и то же. Такая же реакция и у многих моих друзей. Я предлагал ответить на вопрос об архитектуре будущего нескольким известным архитекторам, но они, услышав слово «Зодчество», сразу отвечали, что никогда не принимали и не будут принимать участие в этом фестивале. Пока, к сожалению, существует очень большая разница между «Зодчеством» и «АрхМосквой». «АрхМосква» – это всегда некая интрига, поиск проблемы, привлечение новых людей и новых идей. Барт Голдхорн в этом плане – молодец, он организовал конкурс молодых архитекторов NEXT, благодаря которому мы узнали совершенно потрясающих ребят с нестандартным мышлением, которое и является залогом успеха в профессии. Если будет изменена идеология «Зодчества», то и участие в нем будут принимать гораздо больше архитекторов.

 

– Давайте вернемся к проблеме образования и его связи с реальностью, которая нас редко радует. Как надо готовить молодых архитекторов к реальной практике за стенами вуза? И стоит ли вообще это делать?

 

– Все очень просто: сама система образования должна быть скорректирована. Нельзя доводить академическую схему до абсурда. Понятно, что такие институции, как высшие школы – это огромные лайнеры, которые не очень мобильны и с трудом меняют свой курс. Но, тем не менее, если мы видим на горизонте цель, то должны корректировать наше движение, чтобы в итоге все же прийти к этой цели. Существует масса методов архитектурного образования, очень отличающихся друг от друга. Есть немецкие школы, особенно архитектурные факультеты технических университетов, где сильный крен делается в сторону технических дисциплин. Там есть отличные кафедры и специалисты по смежным дисциплинам. Работы студентов этих вузов очень серьезно проработаны.

 

Лучшие английские школы наполнены поэтикой, уходят в сторону фантазии. Решая серьезные проблемы, студенты там делают предложения, на первый взгляд, не очень реалистичные. Но ведь на знаменитых конкурсах «бумажной архитектуры», с точки зрения далеких от архитектуры людей, побеждали «абсурдные» работы. Но когда вы видите нестандартное предложение, оно побуждает вас поразмышлять на данную тему самому и, может быть, прийти к новаторскому решению. К сожалению, во многих отечественных архитектурных школах нет таких подходов, а учебные программы и задания не меняются десятилетиями, хотя в вузах есть и блестящие педагоги, и талантливые студенты. Мне кажется, что нужно смелее проводить реорганизацию.

 

– Я имела в виду даже не то, что образование фантазийно или, напротив, реалистично, а то, что атмосфера школы «идеальна». Студент в комфортной среде развивает свои идеи, его поддерживают. А потом он оказывается в реальной жизни, где приходится лавировать между заказчиками, чиновниками и т.д., а новые, интересные идеи далеко не всегда находят положительный отклик.

 

– Я сейчас говорил о методике, а вы затронули квалификационный вопрос. В какой именно методике вы работаете – это не столь важно, а ключевым моментом является профессионализм и понимание как технических, так и всех остальных вопросов. Почему во всех странах приоритет отдается не отдельным архитектурным вузам, а университетам с архитектурной школой в его составе? Потому что на тех же технических кафедрах работают высококлассные специалисты-практики, которые держат руку на пульсе развития профессии. Они прекрасно знают, какие бывают современные материалы и технологии, и этому учат студентов. Нельзя же по учебникам 20- и 30-летней давности учить ребят стоечно-балочной системе. Каждый педагог должен самосовершенствоваться, и преподавать может только человек, который сам постоянно учиться. На прошедшем в декабре в четвертый раз Московском урбанистическом форуме я не видел педагогов МАРХИ – за некоторым исключением. В то время как архитекторы-практики постоянно бывают на таких мероприятиях, потому что там обсуждаются интересные темы – не только узкопрофессиональные, а охватывающие весь спектр проблем города. Профессионализм, уровень, квалификация – это главное. Можно закончить разные школы, но если ты достиг определенного уровня мастерства в профессии, то это и есть залог успеха. Но, конечно, архитектурные мастерские у нас далеко не все идеальны, потому что большое давление на них оказывает строительный комплекс, и приходится использовать те технологии, которые не меняются десятилетиями. Многие вчерашние студенты, попадая в такие бюро, соглашаются работать в этих рамках ради зарабатывания денег, ну а когда результат их труда показывают на фестивале «Зодчество», то он оказывается далек от идеала.
Т. Трусова, А. Бенца, К. Рыкова, А. Каракашян. «Чепуха» – работа, созданная в рамках семинара на выставке «Будущее. Метод»
Т. Трусова, А. Бенца, К. Рыкова, А. Каракашян. «Чепуха» – 
работа, созданная в рамках семинара на выставке
«Будущее. Метод»
открыть большое изображение
 Участники семинара на выставке «Будущее. Метод» – студенты 5-го курса МАРХИ, кафедры «Дизайн архитектурной среды»
 

Саида Бакаева:
«Зодчество – это искусство проектировать. Цель фестиваля – это повышение уровня архитектурной и градостроительной деятельности в России с помощью выставок, лекций, презентаций и дискуссий. Анализируя три дня фестиваля, можно смело заявить об успешно достигнутой цели: он привлект не только профессионалов, но и широкую публику, что, я уверена, принесет свои плоды. Осознание, погружение, соприкосновение – вот слова-синонимы «Зодчества»–2014.
Поучаствовав в воркшопе на тему «Архитектура будущего», я поняла, насколько важно давать людям свободу мысли, свободу фантазии, свободу действия. Не ограничивать и не ставить рамки. Только благодаря этому, я и моя команда смогли преодолеть «рамки» и сделать работу, которая отражала бы «утопию» нашего будущего – мир, отмечающий каждый день «день победы» над здравым смыслом!»

Анаида Каракашян:
«Зодчество. Много материала, возможность отвлечься, осмотреться.
Другая обстановка, другой формат. Воркшоп. Возможность оторваться, сыграть в игру, перестать быть серьезными, постоянно занятыми. Посмотреть просто на такую важную тему, как будущее. Заставило задуматься...
А почему бы нам не быть свободными всегда, работать, играть и получать удовольствие?!»

Дарья Свистова:
«Зодчество-2014 стал моим первым шагом выстраивания новых отношений в профессиональной среде архитекторов, проектировщиков, художников, педагогов. В одном пространстве сосуществовали архитектурные школы, независимые проекты, «мастеровитые» архитекторы. Фестиваль стал индикатором моего места в профессиональной среде и оказался правдоподобным отражением этой среды. Контрастные экспозиции в соседстве друг с другом подчеркивали разобщенность проектного мира, живущего в подобных противоположностях: пафос и естественность, сложность и простота, искренность и фальшь, компромисс и беспрекословность. Искусственная выстроенность экспозиции читалась разве что во внешней форме – намеке на связь с архитектурой. Я не увидела на выставке экспозиций абсолютных, несомненных, идеальных, но именно поэтому фестиваль показался прямым и честным, как сама жизнь.
Воркшоп «Архитектура будущего» в секции «Будущее. Метод» – это не столько фантазии о будущем, сколько переживание настоящего, еще один повод остановиться и осмыслить сегодняшний день. Мне важно делать такие остановки, паузы. А воркшоп – это всегда пауза и попытка осмыслить весь свой опыт с иной позиции. В учебном процессе института бесконечные рамки приводят к зашоренности, закрытости, узости взгляда, а значит, закостенелости проектных решений. Черствость, однозначность, монументальность, «вечность» в архитектуре, мне кажется, равноценны провалу, потому что означают смерть. О жизни говорит гибкость, подвижность, изменяемость, легкость. И эту легкость дает только постоянное выдергивание себя из святой уверенности в собственной важности, авторитетности проектов. Мой малый проектный опыт был не перечеркнут, но скорректирован под влиянием воркшопа. И мне жаль, что титулованные архитекторы не прошли подобный путь на «Зодчестве» в те три дня. Мир стал бы лучше.»

 



Оскар Мамлеев: «Основной акцент и надежда – на молодых»

Оскар Мамлеев о своем кураторском проекте «Будущее. Метод» на фестивале «Зодчество» 2014.

Оскар Мамлеев. Фото предоставлено архитектурной школой МАРШ
Архи.ру:
– Как вы решили стать куратором выставки в составе «Зодчества»? И какая основная идея у вашей экспозиции?

Оскар Мамлеев:
– Распространено восприятие этого фестиваля как очень традиционной «выставки достижений народного хозяйства», и я сам относился к «Зодчеству» так же. Но мне нравятся Андрей и Никита Асадовы – очень энергичные люди и очень разные. Когда я узнал, что в этом году они курируют фестиваль, и познакомился с их концепцией, я согласился принять участие, так как всегда стараюсь поддерживать тех, кто пытается внести новизну в годами неизменные стереотипы.

Предполагается, что в фестивале, приуроченном в этот раз к столетию конструктивизма, будет три раздела – о прошлом, настоящем и будущем российской архитектуры. Что такое прошлое, мы знаем, настоящее мы можем сейчас видеть вокруг нас, а будущее –сложный вопрос. Мне поручили раздел с условным названием «Будущее. Метод». На самом деле, вопрос «Что такое архитектура будущего в России?» несколько риторический, и иные коллеги на него отвечали мне с большим удивлением, причем удивление вызывала сама идея о специфике российской архитектуры. Так, один немецкий архитектор, с которым я согласен, возразил, что в XIX веке что в Вене, что в Москве, что в других европейских городах существовали похожие тенденции на каждом этапе, от ампира до стиля модерн. А мы в России всегда пытаемся найти свою специфику не только в архитектуре, но и во всех остальных сферах.

Если говорить серьезно, то будущее наше – это молодежь, студенты, молодые архитекторы. Все будет зависеть от того, насколько они будут правильно научены, насколько ответственно и с пониманием они будут подходить к своей профессии. Какие они будут, такой будет и наша жизнь, и наша архитектура. А если говорить с улыбкой, то я вспоминаю книгу Георгия Голубева «Подземный урбанизм», где первой иллюстрацией идет картина 1906 года под названием «Москва 1966 года». Она очень смешная: чуть модернизированные машины начала XX века, дирижабли. И так же сложно предсказать при все ускоряющихся, происходящих в геометрической прогрессии изменениях, что в действительности нас ждет завтра. Технологии очень быстро развиваются, что сильно влияет на архитектуру.

 
Не только работа...Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Тогда что же вы будете показывать на своей выставке?

– Первый раздел – «Метод» – посвящен трем, с моей точки зрения, наиболее характерным учебным мастерским – ТАФ и архитектурному колледжу Александра Ермолаева, школе МАРШ Евгения Асса и самарской мастерской Сергея Малахова и Евгении Репиной. Конечно, есть замечательные педагоги и в Московском архитектурном институте, но они работают по методике, придуманной много лет назад и очень сложно меняющейся: их порой даже критикуют за то, что они нарушают порядок, который царит в МАРХИ. А из названных мной трех мастерских каждая имеет свою оригинальную методику, и именно потому мне хотелось показать именно эти учебные центры.

Вторую часть выставки можно с иронией назвать «Провокация». Есть такие архитекторы как Александр Бродский, чьи работы вызывают улыбку: глядя на них, можно предположить, что в будущем мы будем собирать на помойке старые рамы и из них строить водочные павильоны. Кроме Бродского, я задал вопрос об архитектуре будущего замечательной компании – «Обледенению архитекторов», Василию Сошникову, молодым архитекторам – участникам и победителям конкурса NEXT и других важных конкурсов. Будут также показаны очень интересные эскизы Левона Айрапетова и Валерии Преображенской к их павильону России на ЭКСПО-2010 в Шанхае. Понятно, что при реализации некоторые первоначальные идеи, нюансы были утеряны, и потому очень интересно посмотреть на те первые наброски – как авторами трактован образ России. Завершающий раздел экспозиции – это ответы известных российских и зарубежных, именитых и молодых архитекторов на вопрос – что такое архитектура будущего.

Однако мне хочется, чтобы экспозиция получилась живой. Я хочу пригласить студентов из нескольких городов, которые бы в течение трех дней фестиваля поработали над образом будущей архитектуры России. Я очень рассчитываю на этот живой семинар, потому что у нас уже есть опыт прошлого лета, когда на фестивале «Арт-Овраг» в городе Выкса мы пригласили ребят из нескольких архитктурных школ. И они в течение пяти дней «с нуля» сделали очень интересные предложения по теме фестиваля.

 
С голландским архитектором Раулем Бунсхоттеном в архитектурной школе Дюссельдорфа. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Но как именно соотносятся тема метода и тема будущего – ведь, судя по вашему замыслу, выставка охватит более широкие пласты, чем архитектурное образование?

– Мне хотелось, чтобы эта выставка и ее основная идея не были прямым ответом на вопрос про российскую архитектуру будущего. Это, скорее, постановка вопроса, заставляющая задуматься и каждого ответить по-своему. Ведь мнения опрошенных мной архитекторов тоже разнятся: каждый «респондент» затрагивает свой аспект. И это как раз получается очень педагогично, когда мы не говорим, что это должно быть только так и никак иначе. На самом деле преподаватель – это не ментор, который говорит студенту, как надо делать, чтобы тот беспрекословно исполнил его наставления. Педагог – это навигатор, который направляет студента в определенную сторону, постоянно заставляет его думать, искать решения. Хотелось бы, чтобы в этом разделе соблюдался этот принцип, чтобы люди посмотрели выставку и впитали в себя то, что они там увидели, где-то улыбнулись, где-то задумались и сделали свой вывод. Это гораздо важнее, чем ставить их перед фактом.

 
Проектный семинар в Германии. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Кто же будут эти люди, которые будут размышлять над вашей экспозицией?

– Она обращена ко всем, кто интересуется архитектурой, но в первую очередь – к молодежи.

– К архитектурной молодежи?

– Не только к ней. Я вижу, как успешно функционирует институт «Стрелка», где люди совершенно разных профессий, закончившие разные институты, получают сумму разнообразных знаний. И, точно так же, любым креативным людям было бы интересно посмотреть эту выставку, получить информацию и сделать вывод.

 
Студенты МАРХИ в Стокгольме. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– То есть это обращено к «аудитории будущего»?

– Да. Основной акцент и надежда – на молодых.

– Как ваша выставка – и вы сами – относитесь к теме «Зодчества»  нынешнего года – «актуальное идентичное»? 

– Я не очень понимаю смысл поиска идентичности российской архитектуры. Я не могу представить себе, чтобы все архитекторы работали в одном ключе и воплощали собой некую российскую специфику, какая бы она ни была – хорошая или плохая. Есть российские архитекторы, имеющие «свое лицо» и отличающиеся от западных коллег –Александр Бродский, Алексей Бавыкин, Левон Айрапетов, неоклассики… Мне кажется, что идентичность заключена в персоналиях, каждая из которых представляет из себя что-то необычное. Корни и среда обитания могут породить архитектуру конкретных архитекторов-индивидуальностей, а не общий для всех «знаменатель». Если говорить обо мне, то у меня любимыми архитекторами были и остаются Юрий Григорян и Сергей Скуратов. Я не скажу, что они специфически российские архитекторы, это архитекторы очень высокого европейского уровня, и я очень люблю и их лично, и их архитектуру.

 
Со студентами Шведского Королевского Университета. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым

– Следует ли сейчас искать идентичность и уникальность или логичнее было бы сосредоточиться на качестве жизни? Или на общечеловеческих проблемах, забыв про своеобразие?

– Логичнее сосредоточиться как раз на качестве жизни и на общечеловеческих проблемах. О своеобразии, наверное, не стоит забывать, но посвятить себя при этом созданию комфортной среды обитания. Прекрасные новые жилые районы в Хельсинки и Стокгольме – это для меня идеал. Там нет ничего такого, что бы потрясало с точки зрения архитектуры, но качество среды там очень высоко. И вот альтернатива: я только что был в Баку, видел Центр Гейдара Алиева Захи Хадид, для Азербайджана довольно странный объект, хотя Хадид, безусловно, замечательный архитектор. Но меня потрясло другое сооружение – 
«Пламенные башни», спроектированные международной фирмой HOK как символ Азербайджана. Когда со стороны набережной смотришь на город, спокойная застройка поднимается в горы, и вдруг – такой кракен, который готов поглотить Старый Баку. Особенно вечером, с динамической подсветкой – это жутковатое зрелище. Конечно, архитектуру нужно делать более гуманной.

– В чем особенность, уникальность вашего метода? 

– Особенности, а тем более уникальности у моей методики нет. Как и мастера-педагоги, которые будут представлены на выставке, я считаю, что самое главное – это воспитывать творческих, думающих и ответственных людей.
 
Семинар с немецким архитектором и инженером Вернером Зобеком. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым
Семинар с немецким архитектором и инженером Вернером Зобеком. Фотография предоставлена Оскаром Мамлеевым
беседовала: Нина Фролова
17.11.2014 
 

 



Оскар Мамлеев: «Важны творческая активизация студентов, вовлечение их в профессиональный диалог»

В начале очередного учебного года публикуем интервью профессора Оскара Мамлеева, преподавателя МАРХИ (с институтом связана вся его трудовая деятельность) и архитектурной школы МАРШ.

Оскар Мамлеев. Фото предоставлено архитектурной школой МАРШ

Оскар Мамлеев. Фото предоставлено архитектурной
школой МАРШ
 
Архи.ру:
– Вы окончили МАРХИ в 1974. Что было потом?
 
Оскар Мамлеев:
– После учебы в МАРХИ я три года работал по распределению в Центральном институте типового проектирования. Более жесткого соприкосновения с реальностью после творческой атмосферы института трудно себе представить. Зато после я был с лихвой вознагражден, когда вернулся в стены Школы в качестве руководителя Студенческого архитектурно-конструкторского бюро (САКБ).
 
– Это была проектная работа?
 
– Да, научно-исследовательский сектор (НИС) занимался наукой, а САКБ – проектными работами. Это было золотое время. В бюро пришли замечательные педагоги Андрей Некрасов, Александр Квасов, Борис Еремин, Евгений Русаков, Александр Ермолаев. Это были первые учителя в профессии. Также реальная работа привлекала наиболее активных старшекурсников, и я познакомился со студентами того времени – Сергеем Скуратовым, Борисом Левянтом, Андреем Гнездиловым, Дмитрием Бушем. По сей день мы поддерживаем дружеские отношения.
 
 – А преподавание?
 
 – Практически с момента возвращения в институт я работал как совместитель на кафедре «Пром», а в 1982 Серафим Васильевич Демидов взял меня в штат старшим преподавателем. Преподавательская работа мне всегда нравилась, хотя я до сих пор помню тогдашнее состояние неуверенности в себе, страха, что ты не сможешь ответить на какой-нибудь вопрос.
 
 – Вы активно контактируете с зарубежными коллегами. Как началась ваша международная деятельность?
 
– В 1988 мы со студентами попали на Европейскую ассамблею студентов-архитекторов (EASA), проходившую в Западном Берлине. EASA – независимая организация, ежегодно собирающая на свои ассамблеи до 500 студентов и молодых архитекторов со всей Европы. Принимающая страна объявляет тему, и приглашенные «звезды», собирая в свою команду группу студентов, разрабатывают концепцию решения предложенной проблемы. Я принимал участие в EASA пять раз, 4 года был в оргкомитете, а в «финале» выступил в качестве руководителя мастерской-«воркшопа». Знакомство с коллегами из европейских архитектурных школ послужило основой для дальнейших поездок с лекциями и преподавания за рубежом, организации совместных семинаров с архитекторами из других стран.
Оскар Мамлеев на вручении Премии имени Чернихова
"Вызов времени-2010" мастерской Fantastic Norway.
Справа – советник по культуре Посольства Норвегии
Марит Ингвилл Санде
открыть большое изображение
– В МАРХИ вы всегда работали на одной и той же кафедре?
 
– Да, на кафедре «Пром», которую я сам оканчивал, проработал 30 лет, из них десять – в качестве заведующего.
 
 
– В профессиональных кругах активно обсуждались последние годы вашего руководства кафедрой.
 
– Опыт общения с зарубежными коллегами и работа в видных европейских школах подтолкнули к переосмыслению традиционной методики образования, к либерализации учебного процесса. Это творческая активизация студентов, вовлечение их в профессиональный диалог, развитие у них осмысленного отношения к городскому контексту. Учебная программа должна строиться по принципу выявления и попытки решения проблем современного общества, по принципу усложнения пространственной типологии с аналитическим подходом, всесторонним осмыслением проблемы, сопоставлением, выявлением главного и мотивации принятого решения.
 
Был сформирован новый состав ГАК, в который вошли ведущие архитекторы-практики. Комиссия пополнялась молодыми коллегами, к участию приглашались зарубежные архитекторы. Несколько руководителей архитектурных бюро начали преподавать, предлагая студентам авторские программы. Но, к сожалению, МАРХИ оказался не готов к подобным реформам.
 
– Как Вы оцениваете состояние высшего архитектурного образования в нашей стране, перспективы его развития?
 
 – Мне хотелось бы ответить на этот вопрос, опираясь на исследование выпускницы института «Стрелка» Анны Позняк. Анализ проводился на примере МАРХИ – головного института страны, по методике которого работает подавляющее число вузов России. Главной темой проекта Анны было изучение роли традиций в МАРХИ. Целью – поиск возможности для «оживления» наследия института и способа его популяризации среди бывших, нынешних и будущих студентов и общества в целом. Были рассмотрены три возможных сценария: это консервация, новое строительство и реконструкция традиций. Первый подразумевает отсутствие перемен, второй – создание новой школы, третий представляет собой комбинацию первых двух, «реанимация» существующей образовательной традиции.
 
Консервативный сценарий не предполагает изменений и поощряет критический взгляд на все новое. Он приводит к индокринации профессии. Такая траектория развития считается менее травматичной, подразумевает сохранение преподавательского и административного состава. Сохраняется и узкий взгляд на профессию, представленный специализацией выпускающих кафедр. Новое строительство – это появление новой школы и возникновение новых традиций Московской архитектурной школы. Тяжело что-то менять внутри МАРХИ, поэтому проще создавать новые институты. Сценарий реконструкции – это модернизация наследия МАРХИ, формирование новых смыслов для существующих традиций. «Реализаторы» этой стратегии работают над актуальными потребностями института, создают возможности для междисциплинарного сотрудничества между выпускающими кафедрами и обмена опытом с другими традиционными школами
 
С момента своего основания в 1933 и по 1972 год МАРХИ был единственным советским архитектурным институтом. Его учебный план считается образцовым и до сих пор используется в архитектурных школах России и всего бывшего СССР. В 1960-е западные архитектурные школы пережили студенческие волнения и масштабное переосмысление методологии преподавания. Разрушилась иерархия «студент–преподаватель». Стала актуальной оппозиция «классическое против радикального». Первое стало синонимом авторитарности и академизма, второе – экспериментальности, критического мышления, открытого и демократичного образования. В то время, когда западные школы говорят о своей миссии и взгляде на профессию, МАРХИ не высказывается о том, каких архитекторов он выпускает.
 
Чтобы иметь возможность раскрыть свое наследие, необходимо определить, что является для института приоритетным и какова его реакция на переменчивое будущее. Можно изменить идеологию приемных экзаменов, сделать их доступными для людей с разным образованием. Почему это необходимо? Дискуссии об архитектуре и урбанизме становятся важными в современной России (достаточно вспомнить урбанистические форумы), и назрела потребность в прогрессивной архитектурной школе с передовым взглядом на теорию и практику. Пристальный взгляд на отечественное образование показал, что существующие проблемы схожи с теми, которые есть в западных архитектурных школах: доминирование модели передачи знания, в которой студент воспринимается как пассивный «контейнер» для наполнения информацией. МАРХИ необходимо сфокусироваться на формировании стратегии коммуникаций, сделать обязательным публичную презентацию студенческих работ с их обсуждением экспертами различных специальностей.
 
– Но ведь подавляющее большинство педагогов МАРХИ – за традиционную образовательную доктрину, и в этом они очень солидарны.
 
– Слово «солидарность» в этом контексте напомнило мне теорию механической и органической солидарности мыслителя ХIХ века Эмиля Дюркгейма, описывающую два типа общественного устройства. «Общество механической солидарности» – это патриархальное общество, построенное на соответствии всех его членов некоему канону. Схожесть индивидов друг с другом считается высшей добродетелью. Индивидуальная свобода зажата в жесткие рамки, групповые интересы – важнее личных. Жизнь в таком обществе не блещет разнообразием: члены его в большинстве своем заняты одним и тем же делом, подчиняются одним правилам и легко взаимозаменяемы. Другой тип – «общество органической солидарности», где личность – превыше всего, приветствуется индивидуализм, свобода – наивысшее благо. Дюркгейм считал, что «механическое» общество иерархично и тоталитарно. Оно состоит из слитных групп, которые или враждуют друг с другом, или выстраиваются в иерархию под управлением вождя. Органическое общество состоит из множества свободных, но взаимозависимых личностей, связанных друг с другом разнообразными отношениями. Это сложный механизм, которым очень непросто манипулировать. Я ответил на Ваш вопрос?
 
– Думаю, да. Вы относитесь к числу профессионалов, критически оценивающих ситуацию в российском архитектурном образовании, однако некоторые руководители институтов говорят о чувстве патриотизма, гордости за свою школу.
 
– Чтобы полнее ответить на этот вопрос начну с противоположного чувства – стыда. Я помню времена, когда бытовал анекдот о шестом чувстве советского человека – «чувстве глубокого удовлетворения». Те времена прошли, и с ними и удовлетворение. Теперь на роль шестого чувства, по-моему, претендует стыд. Если смотреть на это в масштабе государства, стыд за Россию имеет глубокие корни, восходящие к первым контактам с Западом. Первым, кто сформулировал это чувство, был Петр Чаадаев (потом – Бунин, Пастернак, Солженицын, Бродский…). Дискурс стыда характерен прежде всего для образованного класса.
Стыд – это не русофобия культурной элиты, а особый вид русской рефлексии, способности к критическому мышлению и трезвой самооценке. Замыкаясь в узком кругу довольных собой коллег, считающих, что «мы всегда лучшие», и яростно нападающих на критикующих «все наше», не догадываешься, что стыдиться можно того, что любишь, о чем переживаешь. И это гораздо важнее и патриотичнее гордости. Для оппонентов приведу слова мудреца: «Тот, кто стоит спиной к солнцу, видит только свою тень».
 
– Читая прежние Ваши интервью, замечаешь неизменно жесткую позицию и порой резкие высказывания, а сейчас к ним добавилась ирония.
 
– Чуть-чуть злословия придают жизни пикантную остроту....
11.09.2014

 

 



ИТОГИ КОНКУРСА

Рады сообщить, что первый Национальный смотр-конкурс лучших дипломных работ по архитектуре, градостроительству и ландшафтной архитектуре Archiprix Russia 2014 состоялся.

В конкурсе приняли участие проекты из 8 разных архитектурных школ.
Члены жюри:
Николай Лызлов (Архитектурная мастерская Лызлова, г. Москва)
Ольга Алексакова и Юлия Бурдова (Партнеры архитектурной мастерской Buromoscow, г. Москва)
Наринэ Тютчева (Руководитель архитектурного бюро «Рождественка», г. Москва)
Александр Цимайло и Николай Ляшенко (Архитектурное бюро «Цимайло, Ляшенко и партнеры», г. Москва)
Даниил Лоренц, Наталья Сидорова, Константин Ходнев (Партнеры архитектурной группы «ДНК», г. Москва)
Сергей Туманин (Руководитель персональной творческой мастерской, г. Нижний Новгород)
Михаэль Айхнер (Руководитель персональной мастерской, г. Мюнхен)
Алексей Муратов (Партнер КБ «Стрелка», г. Москва)
Сергей Падалка (Руководитель архитектурной мастерской «Витрувий и сыновья», г. Санкт-Петербург)
 
Известные архитекторы изучили все дипломные работы и отметили 10 наиболее интересных проектов по их мнению: 
1. «Основа и уток». Проект реконструкции фрагмента городской среды в г. Берн
Жданова Татьяна, Никитина Дарья, Верещако Татьяна / Вологодский государственный университет
2. «На границе». Бизнес-гостиница в городе Худжанд. Республика Таджикистан
Мещанова Екатерина / Московский архитектурный институт (Государственная академия)
3. Организация общественного пространства на примере Трубной площади, Рождественского и Цветного бульваров, г. Москва
Гущина Дарья / Московский архитектурный институт (Государственная академия)
4. Гуманизация городской среды Садовнической набережной г. Москвы. Многофункциональный общественно-жилой центр 
Пампушняк Леся / Московский архитектурный институт (Государственная академия)
5. Организация среды центрального рынка г. Тамбова
Бухарова Полина / Тамбовский Государственный Технический Университет
6. Жилой комплекс «Экологичный образ жизни»
Максимов Константин / Казанский государственный архитектурно-строительный университет
7. Многокритериальный подход к моделированию городского кластера
Саблина Наталья / Казанский государственный архитектурно-строительный университет
8. Создание социально-значимого места в условия реконструкции в г. Берн (в рамках конкурса Шиндлера)
Сальников Вадим / Казанский государственный архитектурно-строительный университет
9. Концепция жилой среды в историко-культурном ландшафте Свияжска
Кулаков Евгений, Герасимова Дарья / Казанский государственный архитектурно-строительный университет
10. Креативный квартал «Мендельсон»
Бурдин Александр / Санкт-Петербургский Государственный Архитектурно-Строительный Университет
 
Поздравляем авторов всех отмеченных членами жюри работ и желаем профессиональных успехов!
 
Авторам будут высланы дипломы Archiprix Russia. А так же проекты будут напечатаны в специальном каталоге «Archiprix Russia 2014».



ARCHIPRIX RUSSIA запускает первый Национальный смотр-конкурс лучших дипломных проектов по архитектуре, градостроительству и ландшафтной архитектуре

Archiprix Russia приглашает выпускников архитектурных ВУЗов страны принять участие во всероссийском конкурсе дипломных работ 2012 - 2013 гг по архитектуре, градостроительству и ландшафтной архитектуре. Спецификой конкурса Archiprix является раскрытие в работах актуальной проблемы и предложение по ее решению.
 
Каждой архитектурной школе предлагается выслать на конкурс 3 своих лучших дипломных проекта выпускников 2012-го и 2013-го гг. К конкурсу допускаются дипломные проекты бакалавров, специалистов и магистров. По решению жюри будет отобрано 10 работ, которые будут экспонироваться на выставке АрхМосква в мае 2014 г.
 
Проект Вы можете выслать по этому адресу archiprixrussia@gmail.com с темой письма: «Проект для конкурса 2014.<Название ВУЗа>» не позднее 24.00 (по московскому времени) 31 марта 2014-го года.
В письме указывается:
1. Название ВУЗа
2. Название дипломного проекта
3. ФИО автора (авторов) проекта (полностью)
4. Год выпуска
5. ФИО руководителей/преподавателей (полностью)
 
К письму прикрепляются графические материалы и данные по проекту (либо дается ссылка для скачивания).
Список материалов и требования к ним:
1. Проект предоставляется максимум 8 планшетами в формате JPG размером не более 2Мб каждый (предпочтительна горизонтальная компановка каждого планшета). Каждый файл должен быть назван по принципу «1_<название планшета>», где 1,2,...8 – порядковый номер планшета.
2. Текстовый файл с описанием проекта в формате DOC  не более 300 слов.
3. Фото автора (авторов) проекта в формате JPEG размером не более 2Мб.
 
Если в Ваше учебное заведение до сих пор не пришло по электронной почте приглашение к участию в конкурсе, свяжитесь с нами по адресу archiprixrussia@gmail.com !

 



«Студент – это поисковик, а не пустой сосуд для информации» 

Оскар Мамлеев, глава российского отделения международного конкурса Archiprix, рассказал Архи.ру о первых образовательных проектах Archiprix Russia и об очередном смотре-конкурсе лучших дипломных проектов по архитектуре и дизайну СНГ, состоявшемся в Санкт-Петербурге. 
Оскар Мамлеев на семинаре в Тюменском государственном архитектурно-строительном университете. Фото: Александр Гуртовой
Оскар Мамлеев на семинаре в Тюменском государственном архитектурно-строительном университете.
Фото: Александр Гуртовой
Архи.ру: 
– В августе Вы 
рассказывали нам о своих планах превращения отечественного отделения международного конкурса архитектурных дипломов Archiprix в полноценную образовательную платформу. Удалось ли эти планы воплотить в жизнь?

Оскар Мамлеев:  
– Планы начинают реализовываться. Мы провели три семинара – в Санкт-Петербурге, Тюмени и Вологде – при поддержке компании Armstrong. Я очень рад, что в нашем проекте согласились принять участие замечательные российские и зарубежные архитекторы. Конечно, все они люди занятые, и тем ценнее их «живое» участие в дискуссиях с коллегами и студентами. В Санкт-Петербург смог приехать преподаватель МАРХИ, мюнхенский архитектор Михаэль Айхнер, в Тюмени побывала Наринэ Тютчева, преподающая в МАРХИ и МАРШ руководительница мастерской «Рождественка», в Вологде выступили Левон Айрапетов и Валерия Преображенская (бюро Totement/Paper).

Юрий Земцов, Андрей Чернихов и Оскар Мамлеев на XXII Международном смотре-конкурсе дипломных работ по архитектуре и дизайну в Санкт-Петербурге. Фото предоставлено Оскаром Мамлеевым

Юрий Земцов, Андрей Чернихов и Оскар Мамлеев на XXII Международном
смотре-конкурсе дипломных работ по архитектуре и дизайну в Санкт-
Петербурге. Фото предоставлено Оскаром Мамлеевым 

 

Наш приезд в Петербург был приурочен к XXII Международному смотру-конкурсу дипломных работ по архитектуре и дизайну, который в этом году проходил на базе СПбГАСУ, и послушать нас собрался полный зал. После выступления слушатели задали много вопросов. Там, как и в Тюмени и Вологде, я начинал семинар с рассказа о новых тенденциях в архитектурном образовании, об институте «Стрелка», школе МАРШ, о Высшей школе урбанистики. У всех этих институций разные задачи, но объединяет их когнитивное образование как более творческий подход к преподаванию, при котором углубляется понимание студентами изучаемого материала. Преподаватель выступает здесь как навигатор, а студент – как поисковик, а не пустой сосуд, куда кидают разнородную информацию, а иногда и мусор.

Архитектор компании Armstrong Татьяна Москвина на семинаре в Тюменском государственном архитектурно-строительном университете. Фото: Александр Гуртовой

Архитектор компании Armstrong Татьяна Москвина на семинаре в
Тюменском государственном архитектурно-строительном университете.
Фото: Александр Гуртовой

 

Затем приглашенный архитектор рассказывал о своем опыте проектирования и строительства, а архитектор компании Armstrong Татьяна Москвина, переводя обсуждение на уровень детали, говорила об очень интересных, образных проектах, созданных с использованием продукции этого производителя.

Слушатели на семинаре в Тюменском государственном архитектурно-строительном университете. Фото: Александр Гуртовой

Слушатели на семинаре в Тюменском государственном архитектурно-
строительном университете. Фото: Александр Гуртовой

 

 

Директор Института архитектуры и дизайна ТГАСУ Светлана Капелева и Оскар Мамлеев на семинаре в Тюменском государственном архитектурно-строительном университете. Фото: Александр Гуртовой

Директор Института архитектуры и дизайна ТГАСУ Светлана Капелева и
Оскар Мамлеев на семинаре в Тюменском государственном архитектурно-
строительном университете. Фото: Александр Гуртовой

 

 

– В Петербурге Ваше выступление было приурочено к смотру-конкурсу, а как оно было организовано в Тюмени?

– В Тюмени, где нас очень тепло принимали, наши лекции были совмещены с семинаром Armstrong: он занял первую половину дня, а во второй мы втроем – Татьяна Москвина, Наринэ Тютчева и я – выступали в Тюменском государственном архитектурно-строительном университете. Отмечу, что послушать нас пришли не только студенты, но и практикующие архитекторы: это показывает, насколько в России нужна система непрерывного архитектурного образования.

Оскар Мамлеев и Наринэ Тютчева на семинаре в Тюменском государственном архитектурно-строительном университете. Фото: Александр Гуртовой

Оскар Мамлеев и Наринэ Тютчева на семинаре в Тюменском государственном
архитектурно-строительном университете. Фото: Александр Гуртовой 

 

Левон Айрапетов выступает на семинаре в Вологодском техническом университете. Ноябрь 2013. Фото предоставлено Юрием Анисимовым

Левон Айрапетов выступает на семинаре в Вологодском техническом
университете. Ноябрь 2013. Фото предоставлено Юрием Анисимовым 

 

А сейчас мы вернулись из Вологды, где с Левоном Айрапетовым, Валерией Преображенской и Татьяной Москвиной провели семинар в Техническом университете. После этой встречи преподаватели кафедры архитектуры провели опрос-тестирование студентов и получили очень интересные результаты. Думаю, об этом мы еще поговорим.

– Удалось ли Archiprix Russia, помимо проведенного семинара, поучаствовать в петербургском смотре-конкурсе?

– Как я уже не раз говорил, слабое место этого ежегодного смотра – в том, что зачастую оценка дипломных работ проводится преподавателями-научными руководителями, то есть, по сути, они оценивают свои собственные достижения. Поэтому важно создавать на таких мероприятиях независимые жюри – тем более, что «альтернативные» премии в этом случае могут получить дипломные работы, выходящие за рамки привычных стандартов.

В Санкт-Петербурге под руководством Алексея Бавыкина, вице-президента САР и председателя его Совета по образованию, работало жюри Союза архитекторов России, глава Фонда Чернихова Андрей Чернихов награждал от имени фонда, и три работы были удостоены дипломов Archiprix Russia. В работе наших «судейских» команд принимали участие петербургские архитекторы Юрий Земцов и Сергей Падалко.

Екатерина Ходотова. Магистерская диссертация«Концепция освоения территории Самарского Заречья с разработкой технопарка в сфере информационных технологий». Кафедра архитектуры СГАСУ

Екатерина Ходотова. Магистерская диссертация «Концепция освоения
территории Самарского Заречья с разработкой технопарка в сфере
информационных технологий». Кафедра архитектуры СГАСУ

 

Отмечу, что из почти четырех сотен работ, представленных на смотр-конкурс 63 российскими и 11 вузами из стран СНГ, ни одна в полной мере не соответствовала критериям Фонда Чернихова – не «открывала новые горизонты архитектурного мышления» и не «обладала высоким качеством презентации архитектурной графики», поэтому Андрей Чернихов вручил свою премию – денежный приз в размере 1000 евро на поездку на Венецианскую биеннале – кафедре архитектуры Самарского государственного архитектурно-строительного университета за постоянно высокий уровень подготовки ее выпускников.

– А кто получил награды от Archiprix Russia?

– Во-первых, мы наградили профессора СПбГАСУ Валерия Анатольевича Нефедова за его вклад в дело архитектурного образования, устремление к интеграции российской образовательной системы в международную.

Рената 	Насыбуллина. Магистерская диссертация«Метафизические аспекты архитектурного проектирования. Музей света. Light is more». Кафедра архитектуры СГАСУ

Рената Насыбуллина. Магистерская диссертация «Метафизические аспекты
архитектурного проектирования. Музей света. Light is more».
Кафедра архитектуры СГАСУ

 

А среди выпускников архитектурных вузов мы отметили Ренату Насыбуллину из Самарского университета за магистерскую диссертацию «Метафизические аспекты архитектурного проектирования. Музей света. Light is more» – это достаточно скромная, функциональная архитектура, напоминающая о работах Петера Цумтора и Сверре Фена. Был сделан серьезный предпроектный анализ – рассмотрена проблема и значение света в архитектуре, в частности, в интерьере. Однако нельзя не отметить влияние на работу ее научного руководителя – профессора Виталия Самогорова: к примеру, вспоминается схожая по духу работа его выпускника 2011 года – проект банного комплекса.

Полина Буш. Дипломная работа «Реконструкция исторического квартала и фрагмента набережной реки Пегнитц в городе Нюрнберг». Кафедра реконструкции и реставрации МАРХИ

Полина Буш. Дипломная работа «Реконструкция исторического квартала и
фрагмента набережной реки Пегнитц в городе Нюрнберг».
Кафедра реконструкции и реставрации МАРХИ

 

 

Полина Буш. Дипломная работа «Реконструкция исторического квартала и фрагмента набережной реки Пегнитц в городе Нюрнберг». Кафедра реконструкции и реставрации МАРХИ

Полина Буш. Дипломная работа «Реконструкция исторического квартала и
фрагмента набережной реки Пегнитц в городе Нюрнберг».
Кафедра реконструкции и реставрации МАРХИ 

 

Также была награждена дипломная работа Полины Буш «Реконструкция исторического квартала и фрагмента набережной реки Пегнитц в городе Нюрнберг», выполненная на кафедре реконструкции и реставрации МАРХИ. По сути, речь идет о новом районе в историческом центре Нюрнберга – сложнейшая тема. По генплану все вписалось изумительно, но все же есть агрессивный контраст новой и старой архитектуры, кстати, отлично нарисованной от руки. Михаэль Айхнер заметил в работе несоответствия немецким нормативам, но для российского студента такой пробел в знаниях простителен.

Александр Зиновьев. Дипломная работа «Реконструкция Матисова острова в Санкт-Петербурге». Кафедра градостроительства СПбГАСУ

Александр Зиновьев. Дипломная работа «Реконструкция Матисова острова в
Санкт-Петербурге». Кафедра градостроительства СПбГАСУ

 

 

Александр Зиновьев. Дипломная работа «Реконструкция Матисова острова в Санкт-Петербурге». Кафедра градостроительства СПбГАСУ

Александр Зиновьев. Дипломная работа «Реконструкция Матисова острова в
Санкт-Петербурге». Кафедра градостроительства СПбГАСУ 

 

И третий награжденный проект – «Реконструкция Матисова острова в Санкт-Петербурге» выпускника СПбГАСУ Александра Зиновьева. Это превращение старой промзоны на воде практически в центре города в современный жилой район с Музеем судостроения. 
Кто-то из жюри увидел в наклоняющейся наружу огромной плоскости фасада музея агрессивность, но на самом деле таков авторский замысел: прием напоминает о борте океанского лайнера, выступающем над набережной, о завораживающем контрасте огромного корабля и городской застройки.

Александр Зиновьев. Дипломная работа «Реконструкция Матисова острова в Санкт-Петербурге». Кафедра градостроительства СПбГАСУ

Александр Зиновьев. Дипломная работа «Реконструкция Матисова острова в
Санкт-Петербурге». Кафедра градостроительства СПбГАСУ 

 

В заключение хочу сказать, что я очень рад такому активному началу образовательной программы Archiprix и искренне благодарен всем помогающим нам коллегам.
текст: Нина Фролова

 



Конкурс как двигатель прогресса

 

Основано региональное отделение Archiprix – влиятельного международного конкурса дипломных проектов. Его руководитель Оскар Мамлеев рассказал Архи.ру о том, что это даст отечественному архитектурному образованию и молодым архитекторам.

Оскар Мамлеев. Фотография предоставлена О. Мамлеевым
Оскар Мамлеев. Фотография предоставлена О. Мамлеевым

Archiprix International – основанная в Нидерландах международная премия, присуждаемая с 2001 за лучшие дипломные проекты в сфере архитектуры, градостроительства и ландшафтной архитектуры. Каждые два года на нее подаются по одной работе от каждого из нескольких сотен вузов-участников. Большой интерес к Archiprix в России возник в 2011, когда в число номинантов вошел российский участник – выпускница МАРХИ Кристина Ишханова. Следующий, 2013 года, конкурс состоялся в Москве. Церемония награждения лауреатов была приурочена к выставке АрхМосква, и на экспозиции в ЦДХ были показаны все поданные в этот раз на соискание Archiprix работы.
А теперь сотрудничество вышло на новый уровень: в России появится свое региональное издание этой премии, по образцу отделений, уже существующих в самих Нидерландах, Италии, Турции, Чили, Португалии и Центральной Европе. Российское отделение Archiprix возглавил Оскар Мамлеев совместно с Бартом Голдхорном.


Архи.ру: Премия Archiprix все время проводится в разных городах. Как выбирают эти города, и как проходило «московское издание» этой премии?

Оскар Мамлеев:   Дирекция премии состоит из команды голландских архитекторов со штаб-квартирой в Роттердаме. По совокупности ряда причин они предлагают провести премию в той или иной стране. Как получилась с Москвой: работа Кристины Ишхановой вошла в число номинантов Archiprix–2011, и Барт Голдхорн, воспользовавшись этим, предложил организовать следующий конкурс в Москве. Меня также включили в состав оргкомитета Archiprix-2013, и летом 2012 был определен состав жюри. У премии на этот счет есть правило: в жюри должны войти один градостроитель (в 2013 им стал Хуберт Клумпнер, декан ETH в Цюрихе, директор Urban Think Tank и обладатель «Золотого льва» Венецианской биеннале-2012), один ландшафтник (Сьюзен Херрингтон из Канады), один архитектор (Кристин Ярмунд из Норвегии), один теоретик (британка Лесли Локко). Председателем жюри назначается, как правило, представитель принимающей премию страны: по нашему предложению им стал Юрий Григорян. В октябре 2012 все присланные на конкурс работы были собраны в Галерее ВХУТЕМАС, это было около 300 работ из 80 стран мира, там же мы устраивали лекции и делали экспозицию поданых проектов в ходе подготовки к работе жюри. 
Кристина Ишханова. Дипломный проект
Кристина Ишханова. Дипломный проект "Пенитенциарное учреждение",
номинированный на конкурс Archiprix-2011. Изображение с сайта archiprix.org

Архи.ру: Существует несколько почти одинаковых международных конкурсов дипломных работ – безусловно, гораздо менее известных, чем Archiprix. Чем она от них отличается, на чем основывается ее большой авторитет?

О.М.: Во-первых, дело в продуманной постановке вопроса, которая близка и мне самому: от участников ждут не просто проектирования какого-то объекта, а констатации некой проблемы и разработки предложений по ее решению. Я всегда объяснял своим студентам, что дипломная работа может быть как значительной по масштабу, концептуальной, с «космическими полетами», так и небольшим объектом, разработанным детально. В частности, среди семи победителей конкурса этого года была чилийка Сусана Сепульведа Хенераль, чья работа Pabellón Reciclaciudad – прекрасный пример такого  маломасштабного, но тщательно продуманного диплома: это проект автобусной остановки из вторично использованного картона. Мне очень импонирует позиция жюри: равно оценивать такие казалось бы несравнимые по масштабу вещи. 
К сожалению, при оценке дипломных проектов в наших архитектурных вузах комиссия часто мыслит стандартами: спроектированное бакалавром здание должно насчитывать столько-то квадратных метров, а от 6-го курса требуют больший размер, с обязательным набором проекций и стандартными масштабами. Должно быть «правильно» – это служит главным критерием оценки. Я могу согласиться с этим при защите бакалавра, но работа магистра должна иметь разнообразие в подаче, наиболее раскрывающей ее суть. 
Во-вторых, у Archiprix – объективная процедура судейства, особенно это заметно, когда сравниваешь с ежегодными смотрами-конкурсами дипломных проектов, проводящихся Межрегиональной общественной организацией содействия архитектурному образованию (МООСАО): нередко там члены жюри судят работы выпускников вузов, где сами они преподают, и сильную роль играют дружеские связи. И эта «система» подается как форма поддержки провинциальных вузов, что меня очень удивляет: если речь идет о повышении уровня образования, то это делается совсем иначе. Необходимы регулярные лекции, мастер-классы известных российских и зарубежных архитекторов. Последние несколько лет на смотрах работает независимое жюри, в сферу внимания которого попадали работы, часто недооцененные главными арбитрами смотра. Я также участвую в жюри фонда имени Якова Чернихова, которое возглавляет президент фонда Андрей Чернихов, присуждающий свою премию. Мы пользуемся возможностью наградить более концептуальную, порой «фантастическую» работу через фонд (так как это соответствует его идеологии), а более прагматичный, но грамотный и современный проект – от Союза Архитекторов.
Сусана Сепульведа Хенераль - победитель Archiprix-2013. Дипломный проект
Сусана Сепульведа Хенераль - победитель Archiprix-2013. Дипломный
проект "Pabellón Reciclaciudad". Изображение с сайта archiprix.org

Архи.ру: Как Россия приобрела свой региональный конкурс Archiprix?

О.М.: В октябре 2012, когда уже шла работа международного жюри, Маделен Мааскант, председатель фонда, и Хенк ван дер Веен, директор Archiprix International, предложили при содействии опытного куратора Барта Голдхорна создать региональное отделение этой премии-конкурса в нашей стране – Archiprix Russia. Чем подобный конкурс отличается от международного: туда могут номинировать работы не только ректораты вузов, но и сами учебные мастерские. Это позволит рассмотреть гораздо большее количество работ и рекомендовать их для участия в международных конкурсах. Впрочем, вопрос отбора достойных проектов все же будет стоять остро: надо обязательно поддерживать уровень качества Archiprix и в рамках нашего отечественного смотра.

Архи.ру: Ограничится ли деятельность российского Archiprix проведением регионального конкурса, или будут еще проекты?

О.М.: Я считаю, что надо учитывать нашу специфику, и потому предложил выйти за рамки привычной системы «конкурс – выставка» и использовать «знамя» Archiprix для просветительской работы: проводить в регионах мастер-классы и лекции видных российских и зарубежных архитекторов, причем я уже обсуждал этот план с несколькими аккредитованными здесь зарубежными компаниями, и встретил там, как мне кажется, понимание и желание помочь. 
Я считаю, что надо воспользоваться возможностью Archiprix, этой авторитетной организации, и начать движение к обновлению, которое у нас в сфере образования тормозиться по ряду известных причин. У нас есть все все основания занять свою нишу в ряду таких новых замечательных институций, как «Стрелка» и МАРШ.
Конечно, сейчас главная проблема – поиск финансирования для Archiprix Russia. Я рассчитываю на то, что найдутся люди, заинтересованные в реализации этого проекта, не только как спонсоры, но и как партнеры. 

Архи.ру: Почему вы планирует организовывать мастер-классы ведущих архитекторов именно в регионах?

О.М.: Говорить о печальных вещах никогда не бывает приятно, но если мы будем замалчивать существующие проблемы, ничего хорошего из этого не выйдет. Правда заключается в том, что сейчас во многих провинциальных школах сложилась очень непростая ситуация, и главная трудность там – это нехватка педагогов с опытом и пониманием особенностей современной мировой архитектуры с ее мультидисциплинарностью, знанием проблем города, социальных, политических, экологических вопросов, вопросов устойчивости, энергосбережения. Все эти современные тенденции в полной мере преподаются в лучших зарубежных вузах, но у нас до этого уровня существует значительная дистанция, которую непросто преодолеть. И, раз педагоги не владеют достаточной информацией, то студенты тоже не получают необходимых знаний. 
Я видел, как ребята приезжали в Москву в летнюю школу, с каким интересом они слушали лекции о современной архитектурной практике, о ее показательных примерах: если обеспечить их информацией, то у нашего архитектурного образования будет гораздо больше позитивных результатов. Потому что наши студенты из регионов очень успешно конкурируют со столичными коллегами, когда устраиваются работать в иностранную компанию или в нашу продвинутую мастерскую. Чувствуется, что у них есть большой потенциал, и на стадии образования этот потенциал необходимо раскрыть, поместив человека в правильную атмосферу. 
Я настроен достаточно оптимистично и не вижу здесь непреодолимых проблем. Уверен, что Archiprix Russia поможет поднять планку архитектурного образования в России.

Оскар Мамлеев – директор Российского регионального отделения Archiprix, архитектор, кандидат архитектуры, профессор Международной Академии архитектуры, член Совета по образованию Союза Архитекторов России, член Лондонской Архитектурной Ассоциации.
Профессор МАРХИ и МАРШ, преподавал архитектурное проектирование в Кентском институте искусств и дизайна в Кентербери, Мюнхенском Техническом Университете, Высшей школе Дюссельдорфа.
Читал лекции в архитектурных школах Германии (Берлин, Дюссельдорф, Карлсруэ), Англии (Кентербери), Норвегии (Осло), Франции (Марсель), Японии (Токио).
текст: Нина Фролова

 



Мы рады сообщить, что Archiprix стартует в России!